Путин настаивает, что без России мира в Сирии не будет

4c6ec59d

Сирия Основной интерес России в Сирии — демонстрация, что она представляет собой силу, с которой нужно считаться, а не изолировать.

Основной интерес России в Сирии — демонстрация, что она представляет собой силу, с которой нужно считаться, а не изолировать. «Путин — последовательный оппортунист, — говорит американский аналитик. — Он использует ситуацию в Сирии, чтобы добиться своего на Украине». США планируют принять предложение Москвы о переговорах «военных с военными», но будет ли Обама встречаться с Путиным? — гадают СМИ.

«В очередной раз президент Обама и его внешнеполитическая команда недоумевают: зачем Путин наводняет Сирию войсками и оружием?» — пишет обозреватель The Washington Post Чарльз Краутхаммер.

По мнению журналиста, цели Путина ясны: «утвердить влияние России на Ближнем Востоке и сделать ее доминирующей внешней силой»; поддержать крупнейшего и давнего арабского союзника России Асада; расширить зону влияния российской армии в Сирии, которая ныне имеет лишь базу в Тартусе и аэродром под Латакией; вытеснить из страны американцев («для Путина геополитика является игрой с нулевой суммой»); вновь легализовать положение России «в посткрымской ситуации».

«Предложение Путина очевидно: прекратите воевать с Асадом, воспринимайте Россию как крупного игрока и смиритесь с региональной гегемонией России, Ирана и «Хизбаллы» — и мы пойдем впереди всех, возглавив борьбу с «Исламским государством (запрещенным в РФ. — Прим. ред.)», — пишет Краутхаммер. Есть и «хитрая часть путинского гамбита — это негласное разрешение европейского кризиса, вызванного наплывом беженцев».

«Невольно приходишь в восхищение перед таким цинизмом», — замечает автор.

«Как и в случае с химоружием, Путин вступает в игру и спасает ситуацию. Если мы пойдем на это, Россия станет незаменимым партнером. Для начала понадобится координировать с нами военные и дипломатические шаги, и мы только что согласились на переговоры по поводу наращивания российских сил в Сирии, — пишет американский журналист. — Изоляция России, вызванная войной на Украине, прекратится, и вместе с Ираном она станет региональным арбитром».

«В итоге путинская стратегия может не сработать, но то, о чем речь, очень серьезно и ничуть не туманно. Белый дом может перестать почесывать свою коллективную голову всякий раз, когда очередной транспортный самолет «Руслан» выгружает танки и морскую пехоту в Латакии», — заключает Краутхаммер.

«США планируют принять предложение Москвы о переговорах «военных с военными» на тему кризиса в Сирии», — сообщает британская The Times, упоминая о наращивании российского военного присутствия в этой стране и «крупных неудачах Запада в войне против ИГИЛ».

Американский генерал Ллойд Остин признал: лишь «четыре или пять» сирийских повстанцев, прошедших обучение по программе Пентагона, не прекратили бороться с ИГИЛ. Программа с бюджетом 500 млн долларов предполагала обучение 5,4 тыс. сирийских повстанцев в год в течение трех лет, но вскоре натолкнулась на трудности: например, потенциальных участников возмущало требование США не обращать оружие или полученные знания против сил Асада. Между тем программа была одним из столпов стратегии США в Сирии, говорится в статье.

Во вторник президент Путин призвал другие страны по примеру России стать в борьбе против ИГИЛ союзниками режима Асада, передает издание.

Недавнее размещение Россией войск, вертолетов и боевых танков в Западной Сирии является «переломным моментом в ситуации на Ближнем Востоке», утверждает вашингтонский Институт военных исследований в опубликованном в четверг бюллетене, передает The Globe and Mail.

«Предположительно, Россия намеревается разместить дополнительные войска еще дальше на территории Сирии», — говорится в документе.

Специалисты Института военных исследований считают, что вмешательство России способно защитить режим Асада. Кроме того, оно «изменит природу международных переговоров, осложнит и ослабит согласованность усилий коалиции во главе с США, борющейся с ИГИЛ (…) и впервые положит начало непосредственным российско-иранским военным операциям».

«Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху уже заявил, что он поедет в Москву на следующей неделе, что поговорить с российским президентом Владимиром Путиным о последствиях усиленного размещения российских войск в Сирии», — говорится в статье.

Аналитик Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин уверяет, что Путин повысил ставки в Сирии в основном потому, что «Исламское государство» становится «серьезной угрозой для России». По мнению Тренина, шансы на то, что Россия вступит в американскую коалицию, «равны нулю», но скоординированные «параллельные операции» возможны.

Основной интерес России в Сирии — демонстрация, что она может оказать помощь одному из своих союзников и что она представляет собой силу, с которой нужно считаться, а не изолировать, как это имело место после аннексии Крыма в прошлом году, считает аналитик Эндрю Вейсс из Carnegie Endowment for International Peace (Вашингтон).

«Путин — последовательный оппортунист, — говорит Вейсс. — Он использует ситуацию в Сирии, чтобы добиться своего на Украине».

«Покажется ли Обама слабым, если встретится с Путиным?» — задается вопросом старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (США) Стивен Сестанович. Его статью публикует The Wall Street Journal.

«Взаимодействуя с противником, можно показать ему, по какой причине ему не надо стоять у тебя на дороге, а возможно, лучше сотрудничать с тобой. Это чревато только одним риском — те, кого не было на переговорах, могут трактовать встречу как переход на сторону «плохих парней». Однако при наличии осмысленной политики это управляемый риск», — говорится в статье.

«К сожалению, если ты не знаешь, что делаешь, разговор с противником тебе не сильно поможет», — указывает Сестанович.

В преддверии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, где теоретически могут провести переговоры Обама и Путин, автор советует наблюдать, подготовится ли Вашингтон к этой встрече, отточив свою сирийскую стратегию, а во-вторых, рекомендует администрации заставить Россию больше обороняться.

«Украинская политика Вашингтона работает гораздо успешнее сирийской, — считает Сестанович. — Если президент Обама придет на встречу с Путиным, объявив о новой существенной поддержке, которая будет оказана Украине, у него появится гораздо больше шансов на продуктивный разговор».